Все новости Политика Общество Экономика Спорт События Культура Из сети



 

Власть, деньги и след в истории города

 

Власть, деньги и след в истории города

 

Для человека нормально идеализировать прошлое. То, что было раньше – оно, по умолчанию, было лучше. И власть в том числе. Если такой человек считает себя православным – для него всё, что было до советской власти, было идеально. Если такой человек советский – для него идеальной была советская власть.

Если два таких человека вступят в разговор – они, если и согласятся друг с другом, то только в одном: власть, которая правит сегодня, в подметки не годится прошлой власти. А далее наступит страшный спор – какая прошлая власть была лучше и справедливее. Но настоящая власть – плоха однозначно.

Причина этому проста. Ни тот, ни другой, ни при царской, ни при советской власти оба не жили. И аргументы у обоих одинаковые: «А вот моя бабушка мне говорила, и она врать не будет».

Насколько хороши были власти царская и советская, можно судить по тому, что обе эти власти были одна за другой свергнуты собственным народом. Свергнуты, и только потом переосмыслены и идеализированы – все тем же народом, который власть свергал. Потому как для народа нормально, сняв голову, плакать по волосам и думать задним умом.

Но, что бы российский народ не думал о российской власти, Россия, которой правит российская власть – государство, которое вот уже как пятьсот с лишним лет было и остается самым большим на Земле. И самым богатым. И сказать, что в этом заслуга лишь одного народа, но не власти – было бы просто несправедливо. Заслуга в этом, в первую очередь, именно нашей российской власти – и княжеской, и царской, и советской, и нынешней.

Сказать это было необходимо, потому как разговор пойдет о нынешней власти и о деньгах.

Разговор пойдет, естественно о Серпухове и о местной власти, но, так как «Серпухов – частица малая Святой Руси» - то и говорить о местной власти, как о чем-то отдельном и автономном, не получится.

Серпухов – город княжеский, город купеческий и город православный. Он таким был и таким остается, меняются лишь названия. Но и в советское время серпухович гордился и своими монастырями, и фабриками, и военным училищем. И во все времена городская власть была и есть в руках управленцев или предпринимателей, сути это не меняет. Даже игуменьи женского монастыря во все времена отличались особенным деловым характером, строя жизнь монастыря не хуже купцов-предпринимателей – хватко и по-мужски. Пример тому – игуменья Митрофания, ради благополучия и процветания своего монастыря пожертвовавшая своим добрым именем.

Многие серпуховские предприниматели жертвовали ради благополучия Серпухова, потому как родной город – он все равно, что родной отец: сначала он человека кормит, а после и сам человек кормит город. И чем выше положение человека, тем выше его ответственность перед своим городом-благодетелем.

Нет людей безупречных, в каждом есть изъян, потому люди крайне щепетильны к своему внешнему виду. Для человека – это одежда, для людей – город. И как по одежке встречают человека, так и по внешнему виду воспринимают и город.

Какой Серпухов сегодня? Кто не был в Серпухове последние лет пять, скажет: «Изменился город, сильно изменился». Много новых дорог, много новых домов, много домов старинных и отремонтированных, и, что особенно радует глаз – дворы, обыкновенные дворы на том же, к примеру, «Болоте». Сегодня и название это стали забывать. Микрорайон «Весенний» – так его чаще называют.

Давно забыли разбитые тротуары и протоптанные дорожки – тротуары и дорожки ровные и заасфальтированные. Не помнит никто ржавые качели и прогнившие детские горки и городки – новые яркие и удобные. И площадки спортивные – вот, что сегодня во дворах микрорайона. Но не сами же они появились? Кто-то же их установил, кто-то же отремонтировал? И появилось все это не вчера, не за один день, все это строилось и устанавливалось годами. Ответят – город. Нет, не город. Дух Серпухова двух-трехлетней давности был совсем другим. Тогда дух Серпухова был железобетонным и чужим – как панцирем обрастал он странными и чужеродными символами: на месте русских домиков вырос, похожий на мусульманскую мечеть, торговый центр; в «Комсомольском парке» появились железобетонные динозавры; на месте разрушенного храма Святому князю Александру Невскому появился памятник языческому князю Киевскому Светославу. Странно, на «европейский манер», изменилась Вокзальная площадь. Казалось, все силы тогда были брошены на разрушение города Владимира Храброго и Сергия Радонежского. В городе даже собирались построить исламскую мечеть. Но живой организм рано или поздно отторгает чужеродное, а город – тем более, такой, как Серпухов – город с сильным иммунитетом. И город справился. Пока строили похожий на исламскую мечеть центр, динозавров и памятник языческому князю – в это же время, благодаря отцу Владимиру, благодаря православным предпринимателям, благодаря коренным серпуховичам, восстанавливали Всесвятский храм. И храм восстановили, он вновь стал жемчужиной города. А рядом расцветал микрорайон «Весенний». Когда одна власть искала чужие деньги на стороне, строя чужие святыни – другая власть тратила свои деньги на восстановление своих, православных святынь.

Многим это казалось обыкновенной предвыборной возней. Но для людей понимающих, это было гораздо большим – извечным противостоянием русского и нерусского. Всему есть край, если этот край перейти – всё перевернется. Есть край и мультикультурализму – когда в одно место бросают все религии, идеологии и мировосприятия, и смотрят, что из этого выйдет. Но из этого всегда выходила только война. Сколько в истории России было примеров, что вот, еще немного, еще год-два, и не станет Православной России, раствориться она в чужих верах и мировоззрениях. Почему в свое время именно Куликовская битва была самой великой битвой? Почему именно хан Мамай был для Руси самым опасным ханом? Почему в этой битве принял участие сам Сергий Радонежский, благословив монахов Пересвета и Ослябя на бой? Потому что Мамай был единственным ханом, который хотел не дани от Руси, а хотел поселиться на Руси, уничтожить православие и превратить русских в мусульман. Вот почему эта битва стала самой главной. И в этой битве Серпухов вместе со своим князем сыграл решающую роль. А когда в 20-х годах ХХ века над Серпуховом вновь нависла угроза духовного уничтожения, сам патриарх Тихон приехал и благословил Серпухов. А сколько новомученников приняли смерть за Серпухов? Нет, не поняли бы те серпуховичи, кто умирал на поле Куликовом, кто умирал на Бутовском полигоне – не поняли бы они мультикультурализма, не поняли бы мечеть и динозавров, и вряд ли были бы рады уничтожению храма Святому князю и установке памятника князю Киевскому.

Так что это была не просто политическая борьба за место главы города. Это было продолжение все той же борьбы русского духа и нерусского. И русский дух вновь одержал верх. И нет сомнения, что помогли не только деньги православных серпуховских предпринимателей, помогли и молитвы новомученников и всех, кому Серпухов – русский город.

Сегодня в Серпухове относительно спокойно. И заслуга в этом всех серпуховичей, кто поддержал сегодняшнюю власть. И заслуга в этом православных предпринимателей, кто пожертвовал немалыми деньгами на эту извечную борьбу.

Николай Адушев, возглавлял администрацию Серпухова с 1989 по 2000 год:

- Ничего не меняется. Люди, какими были, такими и остались. Только раньше ездили на лошадях и писали письма, а сегодня на автомобилях и пользуются сотовыми телефонами. Во все времена все серпуховские меценаты, если что жертвовали на город из своих личных денег – то это на православные храмы и на общегородские праздники. По крайней мере, в 90-е годы, когда я возглавлял город, так и было. Что такое построить больницу или школу? Ее мало построить, ее нужно обслуживать. А это дополнительные затраты. А на чей баланс лягут эти затраты? На баланс города, конечно. Потому и родильный приют Солодовникова так и не принял ни одной роженицы, потому как город не смог договориться с душеприказчиками купца, кто же будет управлять приютом. Потому жертвовать на такие серьезные постройки, как постройки общегородского пользования – это дело крайне проблематичное. Но храмы, что восстановили в Серпухове – на это предприниматели тратили, конечно, свои личные деньги. Здесь вопроса, на чей баланс ляжет обслуживание храма – его просто не было, у нас Церковь отделена от государства.

В 90-е все депутаты были элитой города, руководителями крупных предприятий. Но это было и до революции. Серпухов, известно, купеческий город. В мое время, если руководитель крупного предприятия не был депутатом, то это было ЧП, позор. И они были вынуждены стремиться стать депутатами, и если кто проигрывал – это было несчастье. Депутатство было, в своем роде, показателем, насколько ты хороший и правильный руководитель. Если перестал быть депутатом – значит, что-то у тебя не так.

Предпринимателей привлекали только для устройства мероприятий и постройки храмов. Для постройки социальных объектов – никогда. Я даже и не пытался. Для строительства серьезного объекта нужна стопроцентная уверенность, что объект будет достроен до конца. Благоустройство города – забота самого города. Никакой благотворительности в благоустройстве нет и быть не может – это моя позиция. Я даже против субботников и прочей показухи: красим бордюры, а дорога вся в пыли – это неправильно. Благоустройство – очень дорогое дело. Если благоустройство не записывать на бюджет города, а делать на общественных началах – то здесь многое теряется. Построили Вокзал, и что дальше? Я не знаю, взяли его на баланс или нет. Этот Вокзал, если его не обслуживать, развалиться через три-четыре года. Зачем его строили? Ради чего? И таких примеров много. Должно быть так: посадили дерево, оно должно быть поставлено на баланс города. Поставили лавочку – то же самое, потому что завтра на эту лавочку потребуются две банки краски, зарплату тому, кто будет ее красить. А это деньги. Поставили памятник, построили вокзал – пошумели, покричали, а что дальше? Сказать, что что-то построено не на бюджетные деньги – этого мало, дальше это что-то нужно обслуживать. Как с ребенком – его приятно сделать, а воспитать его, поднять на ноги? Пусть другие этим занимаются? Так получается?

Власть – очень сладкая штука, и многие к ней стремятся. Но тот, кто стоит у власти – он наслаждается не одной властью. Я сегодня иду по городу и вижу: вот собор Николы Белого, я принимал участие в его восстановлении, висит табличка с моим именем, мне приятно. Мост, где Мебельная фабрика – я его построил. Это понимание – оно заставляет уважать себя, значит, не зря трудился. Каждому приятно оставить след в своей жизни, но здесь надо разделять – оставить след или наследить. Бывает, что одни оставляют след, а другие наследили.

Наша жизнь так построена, что мы без государства, без власти мало что можем сделать. Власть, деньги, земля – сегодня понятия неразрывные. Да, с достижением власти у предпринимателя появляются новые возможности – вопрос, как он эти возможности будет использовать? Будет ли он заботиться только о своем бизнесе или же о благосостоянии всего города? И это не утаишь – это видно по городу, по тем объектам, которые в городе появляются при той или иной власти. По памятникам, по храмам. Все видно. И избиратель уже ясно видит, сделал он правильный выбор или нет.

 

Опубликовано 24 Мая 2016 в разделе Общество


Количество показов: 391
Автор:  Денис Коваленко

Наши авторы
Денис Коваленко Наталья Родина Роман Юдин
Людмила Патина Юрий Зимин Ирина Тальянова
Ателье ОК.gif
 
рекламное-агентство-выбирай.gif
 
Целитель.png