Все новости Политика Общество Экономика Спорт События Культура Из сети



 

ВНИИ «Мотопром». Начало советского мотоспорта

 

ВНИИ «Мотопром». Начало советского мотоспорта

 

И какой же русский не любит быстрой езды?

Это был 1936 год.

Человек интеллигентный скажет: «Что за страшное время! Время сталинских репрессий; время, когда по всей стране и, конечно, по Серпухову разъезжали черные воронки; время, когда цвет русского общества, вместо того, чтобы блистать на театральных подмостках, гнил в сталинских застенках, где лично Сталин и Берия пытали русских купцов и священников; время, когда… Но довольно размазывать слезы русской, всегда всем недовольной интеллигенции по светлому и ясному листу нашей истории – истории нашего славного Серпухова.

В 1936 году в Серпухове, в Авиаучилище, учился бомбометанию тридцатидвухлетний, уже известный всему миру прославленный советский летчик-испытатель Валерий Чкалов.

Василий Сталин, младший сын вождя, еще учился в школе, но пройдет время, и его имя будут с уважением и гордостью произносить в Серпухове – но это будет чуть позже, когда закончиться война.

1936 год.

Чкалов любил скорость – как в небе, так и на земле. А какая машина даст человеку это сильное ощущение, когда ветер в лицо, когда ревет мотор, когда разрываешь воздух и несешься вперед? Только мотоцикл, и ничего больше.

Чкалов любил быструю езду, и где бы не случалось ему жить, он старался организовать мотогонки. Так случилось и в Серпухове.

Владимир Потапов, председатель Московского областного регионального отделения Национальной российской мотоциклетной федерации, зампредседателя серпуховского отделения ДОСААФ России по спорту:

- Чкалов очень любил мотоспорт (правда, как гонщик он никогда не участвовал в соревнованиях), любил организовывать и судить гонки. И судил по всей стране, где только они проводились. Тогда, летом 36-го, в Серпухове были линейные гонки с ходу и с места на один километр. Что такое гонка «с хода» – когда человек спокойно разгоняется, набирает скорость, и отсчет времени начинается, когда он проезжает линию старта. Базировались спортсмены на аэродроме в Волосове. Единственный спортсмен этих исторических гонок, имя которого нам доподлинно известно – это Галина Теплякова из Тулы. К слову, в то время женщины активно участвовали в мотогонках.

Что нам известно: гонки проходили летом, стартовали и по два, и по одному спортсмену – регламенты разные. Гонщики разгонялись от Новых Кузьменок и стартовали от места, где сегодня там магазин. Мчались мимо заправки и дальше, до места финиша в Волосове, сразу за поворотом на аэродром. А сразу за заправкой стояла скульптура лося – через эту дорогу постоянно переходили лоси, их в то время под Серпуховом много водилось. И когда проводили гонки (а народ приходил и с Пролетарки, и с близлежащих деревень), и зрители стояли вдоль дороги – стояли они не просто, как зрители, а еще чтобы лось на дорогу не выбежал.

Для Серпухова, города, возглавившего впоследствии весь советский мотопром, факт этих гонок замечателен и в какой-то степени символичен. Но сведения о них скудные, мы не знаем ни имена участников, ни, тем более, победителей – у нас есть лишь воспоминания зрителей, кто там был и видел эти гонки. И это единственный известный факт мотогонок в довоенном Серпухове.

Наступил 1942 год. Враг отброшен от Москвы. По решению комитета обороны в Серпухов приехала делегация из Ижевска во главе с Всеволодом Рогожиным, ведущим конструктором, человеком, создавшим мотоцикл ИЖ-7, ставший прототипом всех советских спортивных мотоциклов.

Задачи, поставленные комитетом обороны перед Рогожиным – наладить ремонт доставляемой с фронта мототехники, а после ремонта – возвращение мотоциклов на фронт.

Ремонтную базу расположили в колонии для малолетних, их тогда по стране было достаточно. Не путать с тюрьмами – эти колонии были детскими домами для беспризорных, где дети жили и учились - аналоги колонии Антона Макаренко. Колонисты и стали первыми ремонтниками (среди них был и Илья Петрович Гаврилов). Сегодня это территория бывшего Автозавода.

Цех разросся в конструкторское бюро. Потом – в центральное конструкторское бюро, которое впоследствии и стало институтом мотопромышленности СССР, ВНИИ «Мотопром».

Свое начало ВНИИ «Мотопром» ведет с 42-го, с первых цехов колонии. Так как люди, которые приехали организовывать ремонт мототехники, были люди продвинутые, то первые соревнования по мотоспорту начались сразу в 1942-м. Участвовали все, у кого был мотоцикл – колонисты, работники завода, словом, все, кто имел отношение к мотоциклам. Судил эти гонки сам Рогожин, тем более, он был судьей всесоюзной категории, а впоследствии и председателем федерации мотоспорта Советского Союза.

Эти гонки были не просто важны, а необходимы. Идет война, а в Серпухове проводят мотогонки – это серьезно поднимало боевой дух.

На войне мотоциклы использовались активно и успешно. Где машина не пройдет – там пройдет мотоцикл. Так было не только в Великую Отечественную. В Осетии, во время конфликта, грузины активно использовали мотоциклы.

После победы над Германией, начиная с 1946 года, весь советский спорт курировал Василий Сталин. Особенно он любил мотоспорт, у нас в автомотокоманде ЦСКА висит его портрет, и мы даже известную военную песню переиначили: «Мотоциклисты, Сталин дал приказ». Мотоциклисты очень любили Василия Иосифовича за его отношение к спорту. Тогда в стране массовому спорту уделяли серьезное внимание, потому как массовый советский спорт работал на оборонку: «Мускул свой, дыхание и тело тренируй с пользой для военного дела!» Эти стихи Маяковского знал тогда каждый и, зная, понимал их правильно. И про нас, про спортсменов технических видов, тоже были строки: «Помни, на колесах лучше, чем пеший, доставишь в штаб боевые депеши!» Так что советское государство воспитывало не спортсменов, а воинов. Такими и мы росли.

Я пришел в Серпуховский мотоклуб в 69-м. Сколько чемпионов страны вышло из нашего клуба! И Анохин, и Квасов, и Орлов, и Токаев, и Матвеев, и Борисенко, и Гавриков, и братья Кирюхины – многих чемпионов воспитал Серпухов.

С 1972-го года я уже выступал за сборную Московской области. Первыми моими гонками стал чемпионат РСФСР по трековым гонкам по ипподрому в городе Ирбит Свердловской области, где выпускали мотоциклы «Урал». И когда выступали за область, сметы на технику и обмундирование спортсменов выделялись внушительные.

Мотоцикл стал для меня не только спортом, но и работой.

В том же 72-м во ВНИИ «Мотопроме» был создан спортивный отдел, который возглавил Владислав Тимофеевич Кузнецов, у него я и работал. Создавали мы самые продвинутые и совершенные на то время спортивные мотоциклы. И наша гордость – оригинальный, полностью созданный в Серпухове легкий спортивный мотоцикл для мотокросса «Восток».

До этого в «Мотопроме» занимались шоссейно-кольцевыми гонками. Такие трассы были в Риге, Тарту и Таллине – в Прибалтике уважали мотоспорт. В Риге, в начале 70-х, и появилась первая специализированная шоссейно-кольцевая трасса. До этого в Союзе, как и в Европе, соревнования проводили на улицах городов и в парках.

Кроме самих мотоциклов, мы разрабатывали двигатели внутреннего сгорания. «Мотопром» занимался и обороной страны. У нас был создан двигатель-генератор для обеспечения электричеством станций дальнего слежения. И по сей день российская армия оснащена именно нашими, разработанными и созданными у нас, в Серпухове, генераторами.

Но «Мотопром» – это, в первую очередь, разработка новых спортивных мотоциклов. Александр Филиппович Орлов, который сразу после войны приехал в Серпухов из Чебоксар – именно он создал мотоцикл на базе «Урала» с двигателем М-72 для мотокросса. Для этой машины была специально разработана своя рама. Сам Орлов лично участвовал в мотокроссах на разработанном им мотоцикле, и выиграл все, что было можно выиграть – вплоть до чемпионата страны, который проводил тогда ВЦСПС.

Изготовление было штучным и потому самым надежным. Тот же «Восток» выпускался по десять штук в год, и ездили на нем только чемпионы. Мотоциклы распределялись по гонщикам через центральный мотоклуб СССР.

Все наши мотоциклетные заводы не могли выпускать ничего подобного – не было мощностей. Даже прибалтийские заводы не могли брать наши разработки в серию. К нам приехали конструкторы, которые разрабатывали ранец с двигателем для военных парапланеристов, приехали к нам, чтобы посмотреть на нашу разработку и взять наши технологии на вооружение. Они разрабатывали двигатель в пять сил, а мы уже разработали аналог в пятнадцать сил, хотя им для разработки выделяли большие деньги, а мы разработали сами.

Серийные мотоциклы Советский Союз получал из Чехословакии – это «Чезет» и «Ява». Производились они специально для СССР, и платили мы за эти мотоциклы газом – выгодный получался бартер.

Спортивную «Яву» и спортивный «Восток» для шоссейно-кольцевых гонок наш «Мотопром» разрабатывал вместе с чехами.

«Чезеты» были популярны не только в союзе, но и в Европе. В 65-м Виктор Арбеков из Подольска стал первым советским чемпионом мира именно на «Чезете». Если говорить о подмосковном мотоспорте, Серпухов и Подольск - города-побратимы. Костяк сборной команды Подмосковья состоял из подольчан и серпуховичей. Чемпионаты проводились или в Подольске, или у нас, потому что здесь были соответствующие трассы.

Последний чемпионат в Серпухове мы провели в 84-м, в классе мотоциклов 250 см куб. Последний, потому что одну из лучших в стране трасс для мотокроссов, что была на Новоткацкой на «Балканах», уничтожили по указу Горбачева. Решено было сделать на месте трассы зону отдыха. Зоны отдыха не получилось, сегодня там частные дома. А эту трассу разрабатывал и строил я вместе с Владиславом Тимофеевичем Кузнецовым, возглавлявшим спортивный отдел «Мотопрома».

Нельзя не сказать и еще об одном человеке, чей вклад в развитие серпуховского, а вместе с ним и всего советского мотоспорта, был по-настоящему огромен – это Николай Ефимович Адашкин. Познакомились мы в 74-м.

Казалось бы, Николай Ефимович, директор Нефтебазы, в чем он мог помочь нам, мотоциклистам? А тем, что не возглавь он в середине 70-х Нефтебазу, неизвестно, как вообще сложилась бы судьба нашего мотоспорта. Нам, мотоциклистам, вообще на заправках не продавали бензин – не положено было наливать бензин в канистры и бочки. Более того, бензин А-95, на котором работали мотоциклы, продавался только по блату и только своим. И прежде, чем залить его в бак, мы его смешивали с маслом М-20 – все это требовал мотоциклетный двигатель. А нам бензин не продают. А нам нужно было ездить и нужно было отстаивать честь города. А из-за отсутствия бензина мы банально не можем завести мотоцикл.

Не буду расписывать в подробностях, скажу просто – Адашкин сразу решил вопрос, и мы стали больше ездить и больше выигрывать.

А когда строили трассу в Васильевском, то техника, люди, горюче-смазочные материалы – все это заслуга Николая Ефимовича.

А что такое построить хорошую трассу?

Начало хорошей трассы – найти подходящие бугры, подходящий рельеф, где много спусков и подъемов. Хорошая трасса – это когда гонщик с полным газом до первой передачи спускается вниз, а потом, снизу, полный газ - и вверх. Кто видел трассу в Васильевском, подтвердит – трасса достойная.

Когда-то такой же достойной была и трасса на Новоткацкой. Трасса была подходящая, но было много ручьев. И в 71-м я загнал туда первый бульдозер и сделал широкую нормальную трассу. Вопрос с ручьями мы так же решили – со всего города собрали бетонные трубы, которых много оставалось после строительств, и никем они не убирались, тем более, что делали их на нашем ЖБИ. Тогда городом руководил Сергей Николаевич Кудряков, он знал нас и сам любил мотоциклы. Мы с ним поговорили, и он вынес постановление – все трубы в городе собрать и отвезти на трассу. Дали кран, бульдозер, машины и пошла работа. Трубы закопали в землю и все ручьи оказались под трассой. И эта трасса стала единственной в области трассой, которая отвечала всем требованиям. И стали проводить серьезные, на уровне страны, соревнования. К 83-му году трасса была полностью готова.

На трассе, кроме гонок, мы испытывали мотоциклы, так что трасса служила и испытательным полигоном.

Советские спортсмены (а среди них наши Юрий Матвеев и Геннадий Кирюхин) успешно выступали на чемпионатах мира по мотокроссу. Из иностранцев соперничали с нами бельгийцы, французы, немцы. По сути, чемпионат мира по мотокроссу ограничивался гонщиками из Европы, американцы не участвовали в мотогонках, у них были свои гонки в пустыне. У японцев до 70-х, когда они разработали Сузуки, вообще серьезных мотоциклов для мотокроссов, которые могли бы соперничать на чемпионах мира, не было. О Китае тогда и речи не шло.

Во время соревнований главное – безопасность как спортсменов, так и зрителей. На гонках есть пассивная безопасность – это качество трассы и мотоцикла, и активная безопасность – подготовка спортсмена.

В 64-м мы первые в мире выставили мотоцикл «Восток» с четырехцилиндровым двигателем. И наши гонщики, Николай Севостьянов и Юрий Рандла первые в истории выступали на шоссейно-кольцевых гонках на мотоциклах с четырехцилиндровым двигателем! Мы не работали на серийное производство – все было направлено на победу наших гонщиков, и каждый мотоцикл разрабатывался и собирался индивидуально.

Если говорить не о спорте, а о массовом мотодвижении – наша страна не подготовлена к мотоциклу. Для мотоцикла должна быть специальная трасса, как это есть в Европе. У нас таких специальных трасс, где люди могли бы отдохнуть, испытать себя, насладиться скоростью – их не было и нет. А на автомобильных трассах, тем более в современных реалиях, на мотоциклах ездить нельзя – опасно. Я из Серпухова до Лужников доезжал за 55 минут, но это было, когда на наших автотрассах машин ездило крайне мало.

В Европе есть шоссейно-кольцевые мотоциклетные трассы, особенно в Германии или в Голландии, где есть особые дни, когда любой желающий может приехать на трассу и просто покататься. Трасса закрывается для автомобилей и более того, все движение становиться односторонним.

У нас что-то подобное было в свое время на Ходынке. Мы разработали спортивную «Оку», ребята приезжали и устраивали и мотоциклетные, и автомобильные гонки. А потом наш «друг» Юрий Михайлович Лужков решил там дома построить. Наши ребята уступили – Лужков обещал в Нагатино сделать нам трассу, но не сделал, наверное, передумал. А на Ходынке сегодня стоят дома.

Популярные сегодня гонки по льду также зародились в Серпухове. Одним из родоначальников гонок в стране был Владимир Землянов, работал он на «Металлисте». На колесах появились шипы в 28 мм. Лед намораживали на «Спартаке» – в свое время мы ездили зимой на стадионах «Спартак» и «Труд». И «Спартак» даже начали профилировать под стадион технических видов спорта – было это в середине 60-х. И мотокросс зимой, и гонки по льду проводились на «Спартаке». Даже трибуны поставили специальные – выше двух метров, такие, какие ставят на стадионах для технических видов спорта. И мы надеемся, что «Спартак» все-таки перепрофилируют для соревнований на мотоциклах – в этом есть смысл. Есть кроссовые гонки, есть шоссейно-кольцевые, есть гонки по льду, есть гаревые гонки – гонки по дорожке из шлаковой крошки. В Серпухове был гаревый трек на стадионе «Локомотив», сегодня этого стадиона нет.

Много чего нет. Поменялась идеология, а с ней и отношение к спорту. Но спорт нам необходим. И прежде всего, нужно развивать футбол. Поднимем футбол, за ним все потянуться – и легкая атлетика, и наш мотоспорт, и остальные виды. Футбол – основа, то, с чего начинается массовый спорт. Мы обязательно играли в футбол. Мотоциклист не сидит на пятой точке, он ездит на ногах, потому физподготовка у мотоспортсмена должна быть на уровне, и футбол здесь не на последнем месте.

 

Опубликовано 13 Июля 2016 в разделе Общество


Количество показов: 1285
Автор:  Денис Коваленко

Наши авторы
Денис Коваленко Наталья Родина Роман Юдин
Людмила Патина Юрий Зимин Ирина Тальянова
Ателье ОК.gif
 
рекламное-агентство-выбирай.gif
 
Целитель.png