Все новости Политика Общество Экономика Спорт События Культура Из сети



 

Новый «Вий» – не сказка, новый «Вий» суровая правда жизни

 

Новый «Вий» – не сказка, новый «Вий» суровая правда жизни

 

Николай Васильевич Гоголь написал страшную и интересную сказку «Вий», где старая ведьма, а по совместительству красавица-панночка, дочь сотника, приметив молодого бурсака Хому Брута, остановившегося в ее хуторе на ночлег, ночью вскочила на него с намерением полетать. Хома, как истинный бурсак, сам вскочил на ведьму, в придачу отдубасив старую поленом. Ведьма грохнулась на землю, обернулась панночкой, пришла в отчий дом и отдала черту душу, перед смертью наказав отцу вызвать из Киева Хому, что бы тот ее отчитал в старой церкви. Хому привезли, заперли в церкви, и три ночи бурсак читал по ведьме отходные молитвы. Все три ночи ведьма, с целью погубить Брута, летала в гробу, призывала чертей, но схватить бурсака не могла – тот, воспользовавшись мелом, очертил вокруг себя линию, прочно ограждавшую от нечисти. На третью ночь ведьма призвала Вия, Вий потребовал, что бы ему подняли веки, увидел Хому, указал на того перстом, и из Хомы "тут же вылетел дух от страха". А черти, не успев удрать, позастревали в стенах церкви; церковь назвали проклятой и заколотили. И – всё. И сказке конец.

Сказку несколько раз экранизировали. Самая известная экранизация 1967 года, где панночку играла Варлей, а Брута – Куравлёв. «Вия» именно экранизировали – Варлей, как и должно, была ведьмой, а бурсак-Куравлёв таки помер от страха. И всё как у Гоголя, ничего лишнего.

И вот, в 2014 году в России вышла новая версия сказки Гоголя, снятая режиссёром Олегом Степченко, и снятая, само-собой, по мотивам. Сегодня все снимают по мотивам, экранизация исчезла как класс. И, те, кто пойдет на «Вий» - как на сказку пусть не рассчитывают. Новый «Вий» – не сказка, новый «Вий» суровая правда жизни, снятая в лучших традициях Акунина и Юзефовича. Так что поклонникам «Азазелли» и «Казарозы», следует бросить всё, купить билет в кино, попкорн, колу, и расположившись в удобных креслах кинотеатра «Корстон», насладиться путано-перепутанной интригой с разоблачениями.

Любителям интриги, написанное ниже не читать. Ниже будет раскрыта тайны ведьмы панночки, судьба Хомы Брута, и кто и как в действительности написал Вия. Но – по порядку.

После страшной кончины семинариста Брута минул год. Отец-сотник беспробудно пьет, проклятая церковь с ведьмой-панночкой заколочена, место охраняется, село же взял под свою опеку местный служитель культа, крестом и словом божьим вводя селян в беспробудный страх и ужас. Весь год селяне только и делают, что пью горилку и боятся выходить за границы своего села.

А в это время, в далекой Англии, некий ученый-картограф по имени Джонатан Грин, застигнутый в постели с одной молодой особой, не желая быть битым ее отцом, бежит не только из дома молодой особы, но вообще из Англии – дабы прославить свое имя как картограф. Но теряется на просторах дикой Украины и попадает в проклятое село. По дороге, Грин встречает бурсаков, знавших Брута, те, поят ученого горилкой, рассказывают страшную историю Хомы и исчезают. И тут же на англичанина нападают страшные волки из преисподней. Умело уйдя от погони, буквально объятый адским пламенем, пьяный картограф на горящей колеснице врывается в проклятое село в тот самый момент, когда служитель культа проводил очередной групповой сеанс очищения от дьявола. За время путешествия, неплохо натаскавшись по-русски, ученый находит общий язык с селянами и окончательно входит в курс темного дела, тем более что один из селян, которого играет актер Чадов, неплохо владеет английским. Так что взаимопонимание между ученым из Англии и селянами с Украины окончательно устанавливается.

Отец-сотник, уговаривает Чадова уговорить картографа проникнуть в церковь и выяснить причины проклятия. Служитель культа, явно подозреваемый в связях с Вием, всячески мешает англичанину. Верные служителю, и отпавшие от сотника казаки поят картографа горилкой и превращаются в чертей. Ученого спасает кусок мела. Он чертит мелом круг и защищает себя от нечистой силы. Вдруг ниоткуда является ведьма-панночка, кричит: «Позовите Вия». Принесли Вия, подняли ему веки, Вий указал на Грина, ведьма обняла картографа, и нашептала на ушко, чтобы тот нашел ее убийцу.

Утром, англичанин, как и положено, проснулся с дикого похмелья, и весь в муке, потому что пили на мельнице. Точно такие же с похмелья и в муке проснулись и казаки.

Казаки стали похмеляться. Джонатан Грин же собрав инструменты и, взяв в помощники Чадова, полез на крышу проклятой церкви. В дыре крыши он увидел нечто, что открыло ему тайну гибели Хомы Брута, и падает с крыши.

Все это время в селе твориться черт знает, что – по округе, наводя ужас на селян, бродит семирогое нечто, служитель культа подбивает селян к убийству немой девушки, заявив, что она ведьма, а казаки режут друг друга. Вообще служитель церкви ведет себя цинично и подло, красноречиво показывая, что именно таким и должен быть православный священник.

Интрига достигает своего пика – немую привязали к кресту и понесли на реку топить, Чадов желая совершить акт самосожжения поджигает село, отца-сотника бросают в яму, а картограф бежит из ямы – бежит в церковь и… наступает развязка. И зрителя возвращают в начало истории.

Итак…

Давным-давно, в одном украинском селе, в ночь на Ивана купала, дочь сотника загадала отдаться первому встречному, и, как знак, пустила по реке венок со свечой. Венок подплыл к другому берегу, где молодой семинарист Хома Брут озабоченно подглядывал за голыми девчонками, гадающими, кому отдаться в эту ночь. Хома принял венок, панночка, дочь сотника, удовлетворенная выбором, склоняет ошалевшего семинариста ко греху. Семинарист, морально деморализованный, готов вступить с панночкой в греховную связь, как в овечьей шкуре с семью рогами появляется служитель культа, так же, как и Брут, подглядывавший за голыми девками, и пресекает противоправные действия, направленные против дочери сотника. Короче, бьет семинариста дубиной по голове. И… сам вступает в связь с панночкой. Поняв, что впал во грех, служитель убивает панночку, семинарист убегает, панночка говорит прибежавшим селянам, что убийца в шкуре, и умирает. Потом ее относят в церковь, где Хома Брут ее отпевает. В момент совершения обряда, в церковь заходит служитель, бьет по голове Хому, засовывает того в гроб к панночке. Брут теряет сознание и, подобно картографу, впадает в сложные галлюцинации с чертями и летающими гробами, с разницей, что англичанин по пьяни, а Брут от страха. Служитель, уверенный, что свидетель его злодеяния мертв, запирает церковь, объявляет место проклятым, и время от времени, наряжаясь в овечью шкуру, пугает селян. Очухавшийся семинарист год живет в церкви возле мертвой панночки, где его и находит Джонатан Грин.

Затем финальная мегасхватка картографа и служителя, где картограф выходит победителем, разоблачение мифа о Вие и – хеппи энд: немая всплывает со словами «мама», ученый уезжает в Англию, где его ждет любимая с сыном, зачатым в начале фильма, а Хома Брут становиться сельским священником. Черти оказываются пьяными групповыми галлюцинациями картографа и семинариста…

А кто же написал Вия? А написал Вия картограф. Каждое свое видение он записывал на бумагу, и голубиной почтой отправлял в Англию. Отец молодой особы на подлете отстреливал голубей, а письма оставлял себе. Получив последнее письмо, он понял, что это блестящая история, которую необходимо напечатать и показать людям.

Вот собственно и всё. 

 

Опубликовано 4 Февраля 2014 в разделе Культура


Количество показов: 1042
Источник:  Газета "Выбирай в Серпухове"

Наши авторы
Денис Коваленко Наталья Родина Роман Юдин
Людмила Патина Юрий Зимин Ирина Тальянова
Ателье ОК.gif
 
рекламное-агентство-выбирай.gif
 
Целитель.png